АРЬЯ АЛЬКВИСТ: ОТ МУРОМА ДО МУУРАМЕ. Происхождение этнонима мурома


.

Автохтонами территории Центральной России являются народности, говорящие на финно-угорских языках, известные как меря, мурома и мещера. О муроме имеется скудная информация, предоставляемая древними источниками. «Повесть временных лет» устанавливает территорию, занятую муромой: нижнее течение реки Оки, при ее впадении в Волгу. Под 862 г. хроника заявляет, что мурома были первыми жителями города Муром. Также написано, что мурома является отдельным языком. В добавление текст упоминает, что мурома платит дань Руси и ею управляет Рюрик. (ПВЛ: 4, 11, 20; Голубева 1987: 81.).

По Троицкому пергаменному списку, народ упоминается также в форме мюрома (ПВЛ: 11, 20). Говоря о Муромской земле, Суздальская летопись по Лаврентьевскому списку упоминает ее в форме *Мюромская (ПВЛ: 475). В южнорусской форме названия города Мýром (Муромъ) — Муровъ А. Соболевский (1890: 230 — 231; ЭСРЯ III: 14) видит ранне искажение. В фольклоре название города выступает также в формах Мурам, *Мурум, Моров и дажеМур-град или *Муромль, что бывает именно в косвенных падежах: Мýромля(род.), Муромли (предл.). (ИМ 1958: 31, 38, 49, 96, 546; Былины: 27, 79-80, 256, 312).

Упоминаемое в скандинавской литературе, а именно в саге об Одде-Стреле, название Móramar и в трактате «Какие земли лежат в мире» — Moramar толкуется как Муром, отнесенный в первом источнике к главным городам Руси (Мельникова 1986: 36 — 38, 44).

Землей муромы являлось муромское Поочье: в границах нынешней Владимирской области — левобережье муромского течения Оки, бассейны ее левых притоков Ушны и Илемны, территория между правобережьем реки Клязьмы по ее притоку Тезе, где его северно-западными соседями были меряне. В некоторой степени мурома заселяла даже левобережье реки Волги и частично также правобережье муромского течения Оки, на территории современной Нижегородской области, почти до северо-западной границы мордвы. (Голубева 1987: 82-83; Седов 1987: 8/ схема; АКР ВО: 38-39).

Как племя мурому принято считать весьма близкой к мордве (ЭСРЯ III: 14; Попов 1973: 101-102). Появление славян на территории муромы относится к X в. (Голубева 1987: 83). Общепринято полагают, что мурома была полностью ассимилирована славянскими племенами уже в ранние времена: согласно А. И. Попову (1964: 446; 1973: 102) — в X-XI вв., согласно Л. А. Голубевой (1987: 92) — к XII в. С лингвистической точки зрения трудно поверить, что процесс ассимиляции проходил так быстро. Уже культурное наследство, прежде всего языковые элементы, передаваемые через века, является доказательством длительности взаимоотношений между муромой и славянами. Следовательно — и финский историк Х. Киркинен (1990: 247) это предполагает — что слияние муромы со славянами усилилось во время татарской власти, в XIII в.
Для объяснения названия мурома предложены некоторые этимологии, основанные, как правило, лишь на некотором фонетическом сходстве. Например, «Повесть о водворении христианства в Муроме» связывает название города Муром с русским словом мрáмор из-за стен, сделанных из камня и мрамора (Кузнецов 1910: 108). Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (ЭС 39: 214) предлагает определение ‘люди на суше’, данное еще Я. Н. Гротом (1867: 625) от mur ‘человек’ и ma ‘земля, край’. Критикуя эти толкования С. К. Кузнецов (1910: 108 — 109) указывает на глагол волжско-финских языков со значением ‘петь’ (ср. мар. мураш, морд. морамс). Согласно Кузнецову (1910: 108), мýромô было бы ‘место пения, веселия’.

Такого типа этимологии ономастами отвергнуты или рассматриваются как неудовлетворительные. Так, М. Фасмер (ЭСРЯ III: 14) считает объяснение Кузнецова сомнительным, отвергая при этом этимологию имени былинного богатыря Ильи Муромца от названия норманнов. В. А. Никонов (1966: 279) также считает предлагавшиеся этимологии этнонима неудовлетворительными. Ср. Также Р. А. Агеева (1990: 64).

Попов (1973: 103) связывает этноним мурома с корнем названий таких волжско-финских и пермских народов, какмари, мордва, (уд)мурт, (коми)морт, а также меря (о последнем см. Альквист 1998). Корень этнонима иранского происхождения означал бы ‘смертный’, ‘человек’, ‘муж’.

Как утверждает Фасмер (ЭСРЯ III: 14), называние города Муром неотделимо от названия народа мурома. В. П. Нерознак (1983: 116) подтверждает, что ойконим Муромпроисходит от финно-угорского этнонима мурома. Мы же считаем, что при установлении этимологии этого этнонима некоторые особо значимые факты во внимание не принимались. Этноним должен основываться на топониме Муром(а) и его этимологизация возможна только на основе анализа обширного топонимического сравнительного материала с достаточными дополнительными сведениями.

Кроме названия города Мýром и паралельного ему названия реки Муром в Олонецкой губернии (ВРГ III: 346) существует множество географических названий с основой Му(у)р(о)м (V)-3  — не только на древней земле муромы, но и в других местах обитания в прошлом или теперь финно-угров, особенно в центральной и северо-западной частях территории. Многие из этих топонимов дополнены русским суффиксом или детерминатом.

Озеро с названием Муромозеро в Архангельской губернии имеет варианты Муром — Мурмо (ВРГ III: 347). В республике Карелии находится озеро Муромское — Муромозеро. отделенное от Онежского озера узким перешейком. К той же цепи названий относятся река Муромка — Муромская, болото Муромское и Муромский Монастырь, именуемый такжеУспенский Муромский монастырь или Муромский Мужский Монастырь. Упоминается также остров на Онежском озере под названием Муромский. (ВРГ III: 346-347; РГН VI: 12; РК: 116; РБС: 44). Севернее от данной местности находится Муромозеро (ВРГ III: 346; РК: 116). Озеро Муромское расположено и в Московской области (ВРГ III: 347; Смолицкая 1976: 225; МО: 25).4

Существуют другие названия селений и природных мест, а также водных пространств с той же основой: ойконимМуромка распространен во Владимирской, Рязанской, Саратовской и в Пензенской губерниях, где два из трех населенных пунктов под этим названием расположены на речке Муромке (РГН VI: 12; Смолицкая 1976: 234, 236; Кузнецов 1910: 109). На одной из пензенских рек Муромка расположено поселение под названием (Мордовская) Муромка (ВРГ III: 346-347). Еще одно речное название Муромка имеется в бассейне реки Мокши на территории современной Пензенской области (Смолицкая 1976: 234, 236; ВРГ III: 347). Река Муромка есть также во Владимирской области (-Муромец)(Смолицкая 1976: 207), Нижегородской области (Смолицкая 1976: 269; ВРГ III :347) и в Рязанской области (-Мурманка), где один из оврагов, впадающих в последнюю, называетсяМурманской(Смолицкая 1976: 192; ВРГ III: 347). К реке Муромле в Олонецкой губернии, называемой также Муромка, относится ойконим Муромля (ВРГ III: 347; РГН VI: 482). В Рязанской области расположено озеро Муромская лука (Смолицкая 1976: 129), а Муромской — это отвершек в Тульской области, вблизи которого находится также овраг Муромской Колодезь (Смолицкая 1976: 73). Имеется овраг Муромской, как во Владимирской, так и в Рязанской области (Смолицкая 1976: 191, 206).

Существует ряд других географичеких названий с основой Му(у)р(о)м(V)-, к которой иногда прикреплены не только русские суффиксы или детерминанты, но и другие суффиксы финно-угорского происхождения, как, видимо, в случае Муромля. Так, в Ярославщине протекает река Мурма (ВРГ III: 345), а на Владимирской земле — Мурмога ~Мурнога (Смолицкая 1976: 208; ВРГ III: 346; ВО: 6), осложненный финно-угорским речным суффиксом — (V)га.

Хотя абсолютное большинство географических названий с корнем Му(у)р(V)- на территории Центральной России выступают с компонентом -ма, существует множество однокоренных названий, образованных непосредственно от корня Му(у)р(V)-. Такими являются, например, река Мур и Мура в Рязанской области (Смолицкая 1976: 232.; ВРГ III: 341). Для Симбирской губернии Мура упоминается как название реки и селеия (ВРГ III: 341).

Часто к корню Му(у)р(V)- прикреплен либо только суффикс финно-угорского происхождения, либо только русский суффикс/детерминант. Возможны также случаи, когда суффикс финно-угорского происхождения соединяется с русским суффиксом/детерминантом. Ср., с одной стороны, речные названия Мурыш и Мурья в Вологодской губернии (ВРГ III: 347-348) и олонецкий ойконим Мурой-Наволок ~ Мура-Губа (РГН VI: 5, 12), а с другой — Мурлевкав Вятской губернии (ВРГ III: 345), Мурлейка в Симбирской губернии (ВРГ III: 345).

Несомненно, некоторые названия с основой Му(у)р(о)м(V)- прямо связаны с княжеской фамилией Муромский и, особенно, с дворянской фамилией Муромцевы (ЭС 39: 216; ср. Эуропеус 1868: 153-155), и, поэтому, не имеют никакой связи с определенными географисекими обстоятельствами. К ним относятся ойконимы Муромцево во Владимирской, Ярославской и Костромской губерниях (РГН VI: 12), Муромцева в Московской губернии (РГН VI : 12),Муромцево в Калужской и Московской губерниях, где один из двух населенных пунктов имеет вариант названияМуромцево (РГН VI: 12; МО: 17), Муромцы ~ Муромцова в Калужской губернии (РГН VI: 12) и Муромицы (~ Муромиц~ Muurowitz) в Петербургской губернии (РГН VI: 12). П. Н. Третьяков (1970: 137) предполагает, что название селаМуромское — позднеее Муромцево (ЭС 39: 214) — также основывается на фамилии дворян Муромцевых.

Возможно, что даже основа названия северногообластного центра — Мýрманск, которое Фасмер (ЭСРЯ III: 13) возводит от названия части побережья Северного Ледовитого океана Мýрман с объяснением от ‘норвежец, норманн’ и толкуется Никоновым (1966: 279) как ‘морская земля’ от саамского мур ‘море’, ма ‘земля’, восходит к тому же источнику. В Мурманской области расположено также поселение с названием Мурмаши (РГН VI: 10), а для Вологодской губернии, например, упоминается ойконим Мурманово (РГН VI: 10).

В Финляндии имеется возможный параллельный топоним, название коммуны и села Muurame (НА). КомпонентМу(у)р(V)- встречается в большом числе однокоренных географичеких названий во множестве вариаций на территории Финляндии и Карелии, как, например, в следующего типа ойконимах с суффиксом -la: Muroma — название нескольких имений: Muurla ~ (в 1407 г.) Murila — село и коммуна: Muurola — название двух деревень и Murole- село на одноименой реке в Руовеси (НА).5

Топонимы с основой Му(у)р(о)м(V)-, особенно в Центральной России, принято рассматривать как отэтнонимные. Следовательно, землей муромы считалась территория от города Мурома вверх по Оке, на запад, до названного озера Муромское и на северо-западе и севере до водораздела между Окой и Клязьмой, до села Муромцево(Муромское XVII в.) (Барсов 1873: 48; ЭС 39: 214; ср. Эуропеус 1868: 153-155). Кроме этого, археологи видят, например, в существовании названий деревень Большая и Малая Муромка ~ Новолесная Муромка в Ивановской области доказательство расселения муромы (Дубынин 1966: 67, 78-79; Голубева 1987: 82; РГН VI: 262). Безусловно, например, часть ойконимов на пограничных землях племен могла быть названиа по народности (ср. Дубынин 1966: 78). Действительно, село Муромцево под Судогдой, как нам кажется, расположено на территории, которая вполне может оказаться пограничной между тремя летописными племенами финно-угорского происхождения. Однако этническая принадлежность населения может быть доказана только археологическими материалами.

Без основания предположить наличие муромского населения в более отдаленных местах с названием  сМу(у)р(о)м(V), Фасмер (1935: 404; 1939: 530) делает вывод, что раз Илья Муромец сохранил на Русском Севере память о своем муромском происхождении, название Муром живет также в гидронимах Муромка и Муромля в Олонецкой губернии вследствие колонизации из владимиро-суздальских земель начиная с XIII в. Однако содержание широко распространенного фольклора, происхождение которого не имеет ничего общего с Северной Россией и местными географическими названиями, не может быть интерпретировано так просто. П. Равила (1940: 25) подчеркивает, что на основе распространения названия Мурома до Олонца недбзя делать выводы о расселении муромы.

Хотя нередки случаи передачи географического названия другому объекту и хотя, по крайней мере, некоторые центральнорусские топонимы с основой Му(у)р(о)м(V)- восходят к этнониму мурома, наличие географических названий, состоящих из корня Му(у)р(V)-, либо изолированного, либо — как в большинстве случаев — в соединении с другими суффиксами доказывают иного рода возникновение этнонима.

Название Муром(а), так же как и большое число других топонимов того же корня, не объясняется широкой территорией распространения данного племени. С учетом ареала топонимического корня предполагается существование распространенного слова, ландшафтного термина, широко используемого финно-уграми.

В основе этнонима мурома и топонимов, связанных с ним, должен лежать ландшафтный термин *му(у)р(V), часто осложненный компонентом -ма. Как утверждает Попов (1965: 109), большинство топонимов с окончанием -ма, -мо,-м — финно-угорского происхождения. Суффикс -ма очень часто встречается также в субстратной гидронимии северной Евразии. Этому суффиксу предъявлены соответствия с финского по самодийским языкам (Хакулинен 1979: 132). Финские имена существительные с суффиксом -ma, -mä обозначают место или являются уменьшительными (или близкими к ним), что, согласно Л. Хакулинен (1979: 130 — 132), кажется, и было более ранним значением.

Резюмируя вид места ряда топонимов в центральной и северо-западной частях фино-угорского мира и, связанную с ними геграфическую информацию, можно заметить, что первоначально корень Му(у)р(V)- связан со значением ‘расположено высоко или на возвышенной местности’. Оттенки значения могли значительно варьировать на обширной территории, а также развиваться в течение времени. Очень часто топонимы с корнем Му(у)р(V)-указывают на хребет или гору, холм, иногда остров (также в болоте),6  мыс, нос, перешеек, вересняк, пески, главным образом в прямой связи с водным пространством, с болотом или с древним берегом. Также часто вода была названа в связи с первоначальным референтом. Возможно, основное значение могло быть ‘берег или насыпь повыше, видимые с водного пути’. Финское и карельское  hariu ‘хребет’, например, заимстовано русскими диалектами в форме гарьё со значением ‘низкий берег’, видимый с моря (ССА 1: 142). Замечательно то, что, по крайней мере,  большинство финских топонимов с корнем Му(у)р(V)-имеет отношение к большим водным системам, как часто и русские субстратные названия.

Ландшафтный термин *му(у)р(V) должен иметь определенную связь с компонентом -мар(ь) в ряде субстратных топонимов, особенно в финно-волжских регионах. Топонимический компонент -мар(ь) (выступающий в некоторых случаях как -мор, -мур) связан с существительным мар ‘куча, бугор, холм, отдельная вершина, курган’ мордовских языков (Альквист 1993: 14-16).

Есть фонетические трудности в приближении этих форм друг к другу. В географических названиях финно-угорского субстратного происхождения, однако, система гласных часто испытывала изменения, тогда как согласные кажутся устойчивыми. Возможность чередования гласных а ~ у удостоверяется немалым числом вариантов названий. С фонетической точки зрения ср., например, ойконимы Моровино Большое ~ Муравины (ргн V: 675),Мурашево ~ Марышево (РГН VI: 7) и Моровское ~ Муравское (РГН V: 675) в Новгородской губернии, Марчуги ~Морчуги в Московской губернии (РГН V: 432), Мурафеево ~ Морафеева ~ Марафеева в Смоленской губернии (РГН VI: 7), Мориловская ~ Марахи в Вятской губернии (РГН V: 674), Мараевка ~ Мураевка в Орловской губернии (РГН V: 403), Мардановская ~ Мурдановская в Вологодской губернии (РГН V: 405) и расположенное на рекеМуромлеселение Муромля ~ Маромская в Олонецкой губернии (РГН VI: 482), а также овраг Марушинской ~ Мурашинской в Московской области (Смолицкая 1976: 116) и рекуМурасу ~ Марасу в Казанской губернии с относящимся к ней ойконимом Мураса ~ Мараса ~ Мурас (ВРГ III: 343; РГН VI: 6).

Следует сравнить также варианты названия ойконима в Вятской губернии — Кукмарь ~ Кукморь и параллельное им название Кукмур. Иногда кажется, что варианты одного названия восходят к различным субстратным слоям, как это можно предположить, например, в случае нижегородского ойконима Марьевка ~ Марьино и Мурьино (РГН V: 433; VI: 13). Если это тек, топонимы с закрытым лабиальным у представляют более древний слой, тогда как открытый апринадлежит к более поздним названиям.

В связи со многими топонимами с корнем Му(у)р(V)- географические названия русского происхождения могут быть рассмотрены как семантический сравнительный материал для поддержки этимологии. Иногда эти варианты названий или названия окрестных мест могут оказаться (полу)кальками, но чаще всего они только отражают географические условия окружающей местности, проявляя вероятность основ номинации. Так, один из двух ойконимов Мурановская в Вологодской губернии имеет вариант Высоково (РГН VI: 6). В Рязанской области на упомянутой выше реке Муромке расположено поселение, названное Высоково (Смолицкая 1973: 192; РО: 6). РекаМурушка в бассейне Мокши в Мордовии протекает недалеко от оврага, называемого Крутой (Смолицкая 1976: 258). Вблизи с оврагом Мураевской в юго-восточной части Рязанской области имеется также другой овраг под названиемКрутой (Смолицкая 1976: 248).

Ойконим Мурыгина в Калужской губернии имеет вариант названия Красный холм (РГН VI: 13). Недалеко от населенного пункта Муровицы, где река Великая впадает в Псковское озеро, расположено поселение с названиемЗагорицы и перевоз, названный Горки (РГН VI: 11; Псков). На северо-западном берегу озера Ильмень находятся поселенияГорные-Морыны, Береговые-Морины (НО: 17), упоминаемые в РГН (I6 349; II: 486) как Береговые Морицыи Горные Морицы. В южном углу Владимирской области есть селениеМуратово, расположенное на левом берегу Оки, километрах в шести ниже по течению от Дмитриевых Гор (РГН VI: 6; ВО: 29). Вариант названия вятского ойконима Мурызовцы, а именно Осиновый Мыс (РГН VI: 6; ВО: 29), говорит о расположении населенного пункта.

Село Мýрмино (РГН VI: 10) ~ Muromino (Кузнецов 1910: 109) под Рязанью расположено на бывшем берегу Оки. Жители Мурмина называют этот берег около пяти км в длину -Горá. Река Мýрмаш в южной части Ярославской области — в литературе также Мурмаж (Смирнов 1929: 55) ~ Мурмож ~ Мýмош (Смолицкая 1976: 121; ВРГ III: 346) и на современной карте (ЯО) Мурмиш — называется в некоторых деревнях Гóрская рекá, которая может быть напрямую связана с названием исчезнувшего селения при ней, Горки (РГН II: 480). М. И. Смирнов (1929: 55, 61) подтверждает, что село Перцево, принадлежавшее Горицкому монастырю, носило раньше название Мурмаж. РекаМурмиш берет начало под Перцевом, расположенном на довольно высоком холме. Поблизости упоминается также вторая река Мурмаж ~ Мурмож (Смирнов 1929: 55; Смолицкая 1976: 212). Параллельное название Мурмиш в Архангельской губернии на побережье Мурман, относится к порогу (ВРГ III: 345). На Рязанской земле встречается также параллельное речное название Мурмиш(Смолицкая 1976: 187), а в Перми — ойконим Мурмос (РГН VI: 10).

Многие финские названия с корнем Му(у)р(V)- имеют детерминанты -mäki ‘гора, холм’, vuori ‘гора’ и т. д. Так, например, в Куркиёки имеется две Muromäki, одна из которых — это высокая гора на краю острова, склон которой крутым утесом поднимается прямо из  Ладожского озера, а вторая — скалистая гора на берегу озера Ятярви. В Ююпаёки расположена гора Murovuori, с одной стороны которой находится озеро Murojärvi, а с другой — пескиMuronkangas (kangas ‘пески’). Muurmäki — это холм с останками доисторической крепости в Паимио и бывшее мелкое поместье на горе в Ювяскюля. Обширная холмистая местность на берегу озера Лупра в Пюхяьярви называетсяMuuramäki (НА).

Кроме вышеназванных финских топонимов с корнем Му(у)р(V)- и с детерминантом -mäki существует множество других, первоначальный референт которых можно ясно связывать с расположением высоко или на возвышенной местности. Так, один из двух хуторов в деревне Muro в Карьялохья назывался Korkeamäki (‘высокая гора’). Отруб под названием Mäkelä (от mäki ‘гора, холм’) в Тюрвянтё назывался раньше Muuraa (НА).

В Муураме находится хребет Muuramen harju, северный конец которого называется Harjunmäki (‘гора хребта’). Также одна из многих гор в Муураме называется Harju (‘хребет’), которое аппелятивно используется здесь как синоним слову mäki (Cемберг 1953: 68-69). Ниже хребта открывается озеро Muuratjärvi. Отруб на его берегу под названиемHarjuрасположен на хребте, холме (Семберг 1953: 16). Даже один из самых больших островов озера Пяйянне -Muuratsalo — имеет холмы и горы (Семберг 1953: 137; НА). В Муураме имеются также обширные пески,Muuramenkangas (НА).

Водные названия иногда связаны с окружающей местностью. Использование имени нарицательного со значением ‘расположено высоко или на возышенной местности’ как детерминанта является нередкой моделью номинации вод в Финляндии (НА). Существование в Муураме семантической модели ‘горное озеро’ в названии Mäkijärvi, возле которого имеются большие горы (НА), является доказательством семантической обоснованности этимологии названия озера Muuratjärvi. Из числа многих других финских лимнонимовMäkijärvi один относится к селу Muuruvesi(vesi ‘вода’), где около этого небольшого озера находится высокая гора (НА). В Финляндии имеется также много озер с названиемHarjujärvi (‘хребетное озеро’) (НА). Так, например, два озера в Савонранта, между которыми имеется хребтовидный перешеек, называются Harjujärvet. Из них вытекат Harjunjoki(‘хребетная река’) (НА).

Гидронимы с подобными семантическими моделями имеются также в русском языке (ср. Фасмер 1956: 766). Ср., например, ярославское озеро Холмец с одноименным селением на нем (ВРГ V: 46; РГН IX: 506), смоленское озероХолмецкое с относящимся к нему ойконимом Холм (ВРГ V: 46; РГН IX: 505), ярославскую речку Холмская и новгородскую рекуХолмица с относящимися к ним ойконимами Холм (РГН IX: 505; ВРГ V: 46), новгородское озероХолминское (ВРГ V: 46) и ручей Горний (ВРГ I: 492). Новгородское же озеро Горскоенаходится около местностиБугры (ВРГ I: 502).
Вышеупомянутое село Muurla располагается у центрального озера одноименной коммуны Ylisjärvi (ylinen ‘верхний’), названного теперь по селу также Muurlanjärvi. Из него вода поступает по реке Muurlanjoki в озеро Alasjärvi (alinen‘нижний’). Народ называет деревню Muurasjärvi на одноименном озере, у водораздела в Пихтипудас, Muuretpää (pää ‘голова, вершина’). Muurasmaa — это лесное угодье в Юлиторнио, расположенное на возвышенности. ДеревняMuurola в Рованиеми расположена на песках Muurolankangas, тогда как название же Muurola в Миехиккяля принято связывать с фамилией ее первых поселенцев, Muuronen (НА).

Как в современном финском, так и в русском языке имеются другие существительные, которые могут быть источником возникновения некоторых топонимов с похожим на Му(у)р(V)- корнем. В любом случае контаминации кажутся довольно обычными. Так,  детерминант -muro в названии прежде возделываемого болота Ukonmuro в Лаукаа рассматривается как диалектное слово со значением ‘мягкая болотная земля’ (НА). Это вполне правдоподобно, но у болота расположены холм с названием Ukonmuronmäki и скала, названная Ukonmuronkallio(НА). Мы бы поспорили, что в этом случае -muro выступает как детерминант со значением ‘холм’ или ‘скала’ или даже ‘скалистая, холмистая местность’, тогда как атрибут навряд ли обозначает ukko ‘старик’, как это объясняет народ, а именно ‘бог грозы’, высший бог финской народной религии — Укко. Ср., например, Ukonmuru — лесистые пески в Падасьёки, являющиеся, согласно устной традиции местом погребения (НА).

Трудно судить о происхождении некоторых микротопонимов Muromaa в Финляндии (НА), но, учитывая их референты — например, поле и болото, — возможно, что они связаны с упомянутым диалектным словом muro. Однако Muromää, болотное пространство в Саариярви, относится к имению, названному Suomäki (‘болотный холм’) (НА).

Также не убедительно, что часто встречающееся название холма Murronmäki, в каждом случае связано с производными от глагола murtaa ‘ломать’, например, murto (род. muron)‘деревья, сваленные ветром’. Основа номинации, например, у горы Murronmäki в Пялкяне, имеющей сто шестьдесят девять метров высоты, или у высокого лесного угодьяMurronmaa, где расположена гора Murronvuori, в Ююпаёки (НА), должна быть связана с выделяющимся рельефом.

Некоторые географические названия в Финляндии и Карелии, атрибут которых может быть объяснен от словаmuurain (‘морошка’), могут в действительности скрывать в своей основе ландшафтный термин *му(у)р(V). Таким образом, например, сказано (НА), что морошка никогда не росла на носу Muurainniemi (niemi ‘мыс, ном’) в Весанто.Muurainsaari[muramsuar´] (saari ‘остров’) является сушей в середине болота в Лапинлахти (НА).

Даже названия, указывающие на болото и связываемые народом с названием ягоды muurain, такие, как Muuramasuo в Сомерниеми (НА), могут первоначально иметь связь и с другого рода референтами. Так, данное Muuramasuoявлется длинным и узким болотом, окруженным лесистыми холмами (НА). Болото Muuramasuo ~ Muuramsuo в Каннелярви находится в деревне под названием Harju (‘хребет’) (НА). Около Muuramsuo в коммуне Лаппи находится крутая скала, названная Muuramsuonkallio (НА).

Наконец, болото Muuramsuo в Падасьёки находится между высокой горой Marjavuori (высотой боле ста семидесяти трех метров) и двумя небольшими озерами, имеющими название Kokojärvet (НА). Корень Maria- едва ли первоначально имел связь с существительным maria ‘ягода’, как это понимается народом, или с соответствующим именем собственным женщины, а он должен соответствовать компоненту -мар(р) во многих топонимах финно-угорского (субстратного) происхождения, например, в Центральной России. Кроме того, корень Koko‑ в вышеупомянутом лимнониме может вполне обосновано быть связан с субстратным компонентом кук(V)- Оба корнямар(ь)- и кук(V)- со многими вариантами имеют общее содержание ‘возвышенное место’ (см. Альквист 1993). Как раз недалеко от другого озера, имеющего параллельное название Kokojärvi , в Кангасала находится гора Kokovuori(НА). Соответственно река Мурма [Мурхма ?] в бассейне Оки в Ивановской области протекает поблизости с рекойКуклянке (Смолицкая 1973: 221), а, например, к Тверской губернии относится ойконим Верх-Марево (РГН II: 53; V: 405).

Другого рода народная этимология имела, вероятно, место в варианте названия Muurainen, острова в плесеKukkulaselkä (kukkula ‘холмик’)7   в озере Нясиярви, а именно -Muurahainen (muurahainen ‘муравей’) (НА). Имеются также другие сходные топонимы, определения которых не могут быть связаны со значением ‘муравей’, как, например,:Muuraismäki — гора в Харлу на берегу Ладожского озера (более восьмидесяти четырех метров высоты), где берег был назван Muuraisranta (ranta ‘берег’), Muuraismäki — один из самых высоких холмов в Карттула илиMuurasmäki — гора в Рииставеси, где близлежащая округа называется по-народному Muuraismäenkylä, Muuraismäki или просто Mäenkylä (‘горная деревня’). Деревня состоит из имений Hiekkaharju (‘песочный хребет’), Väliharju (‘средний хребет’) и Muuraismäki (НА).

По крайней мере, в некоторых случаях изменения, происхождение которых могло иметь место в результате народной этимологии и даже ошибок писцов, кажутся довольно поздними. Так, мелкое поместье Muuraismäkiрасположено у мыса Muurasmiemi и залива Muuraslahti (lahti ‘залив’) в Уурайнен (НА). Ср. Также варианты названий: Muurainen ~ Muurainsaari ~ в 1817 г. Muroinen ~ остров, Куопио; Muurainmäki ~ Muurainmäki — имение, Рииставеси;Muuraismäki ~ в 1787 г. Muraismäki ~ в 1801 г. Murahaisenmäki — отруб, расположенный на холме, Мултиа иMuurainniemi, иногда Muuranniemi — мыс, Пуоланка (НА).

Народные этимологии и контаминации со стороны русского языка также очевидны. Без сведений о географических обстоятельствах и необходимых других фактов невозможно судить, основываются ли топонимы, подобные названию озера Мурово в Тверской губернии (ВРГ III: 346), на предполагаемом ландшафтном термине или на русском слове, таком, как диалектное мур ‘луговая трава’ (ЭСРЯ III: 10; СРНГ 18: 346) или ‘низкое место, поросшее мелкой травой’ (СРНГ 18: 346). Кромет ого, название болото на Русском СевереМурожное произведено М. Э. Рутом (1983: 114) от русского диалектного слова мурга ‘яма, впадина’, тогда как атрибут названия северного болотаМурболото возводится А. К. Матвеевым и С. М. Стрельниковым (1988: 25) к саамскому mürr (a) ‘дерево’.

Ойконим Муромская в Вятской губернии имеет вариант Муравище (РНГ VI: 12), являющийся близким к муравéй. Многие русские топонимы с основой мурав (V)- или мураш-(ср., напр., СРНГ 18: 352), вероятно, имеют субстратные истоки. Деревня Муравéйка в Ярославской области расположена от пяти до почти сорока метров выше окружающей местности. К Вологодской губернии относится ойконим Муравьевская Горка или просто Горка (РГН VI: 5). Поселение Мурашевское в Вятской губернии называется также Верхняя(РГН VI: 7), а Мурашовская в Вологодской губернии имеет вариант названия Высокая (РГН VI: 7). Населенный пункт Мурашкино Малое в Нижегородской губернии, расположен на реке Горная (РГН  VI: 8).

Имеется река Мурещин Яр, впадающая в один из притоков реки Подгорная и река под названием Верхняя Муравлянка в Воронежской губернии (ВРГ III: 342, 345). На основе существования сходной топо-основы Мур(о)м(V)-в отдельных регионах — например, топонимы Муром, Муромка, Муромля, Муромское на Украине и в Беларуси с близлежащими территориями (РГН VI: 12; ВРГ III: 346; Нерознак 1983: 116-117), — ее более широкое распространение не может быть исключено. Согласно Нерознаку (1983: 117), связь последних с названием городаМуром, и этнонимом мурома остается неясной.

С названием Муром связывается имя былинного героя Ильи Муромца, упоминаемого в старых, в основном южнорусских, текстах так же, как Муровец, Моровец, и выступающего в финском как Muurovitsa (Соболевский 1890: 230; 1892: 120; ЭСРЯ III: 14). Прозвание упоминается еще, например, в формах Муромець, Муромеч, Мурович, Муравич(ИМ 1958: 66, 162, 256, 306, 409, 546), Муравец и Моромец (Былины: 79, 311). Большое число вариантов легенды свидетельствует, что Илья родом из города Мурома, обычно прибавляя упоминание о близлежащем селе Карачарове (ср. Харвилахти 1985: 39; Былины: 26-27, 235; ИМ 1958: 410; Хведченя 1994: 145), где люди до сих пор считают семью Гущиных потомками героя, имеющего прозвище Мýромец (ср. Тагунова 1973: 355).

Путешествие Ильи Муромца в Киев, его пребывание там и героические поступки подчеркнуты фольклорной традицией. Соответствующие топонимы на Украине и в Беларуси могут, в принципе, рассматриваться как переносные названия в результате сильного влияния в Киеве, легендарного муромца, историческая основа которого, согласно А. Соболевскому (1892: 121), не отрицаема. Выделяется положение города Мурома как торгового центра, куда, согласно ЭС (39: 217), «съезжались торговые гости из Киева, Чернигова…». Наличие подобных связей могло бы влиять и на переносность названий, но она, в своей недоказываемости, имеет опасное начало. Так, варианты, по крайней мере, некоторых южнорусских названий указывают на другой фон: южный городМоровск или Моровеск именовался севернее Муромеск и шлях с названием Муравский был названМуромский(Соболевский 1892: 120). Основа номинации должна взвешиваться в каждоя конкретном случае отдельно.

Местоположение древнего центра муромцев соответствует предложенной этимологии и поддерживает ее: наиболее плотно заселенным было муромское побережье Оки (АКР ВО6 39), где местность делается холмистой по мере приближения к берегам реки Оки. Возвышенности тянутся по левой стороне реки Оки от границы бывшего Меленковского уезда, а затем понижаются и за рекой Ушною сливаются с равниной (ЭС 39: 217). По словам карачаровского рыбака «Муром начинается на высоком месте, а дальше деревни Панфилово уже берег ниже примерно до Дмитриевых гор».

Таким образом, сердце муромы охватывает наиболее холмистую территорию по реке Оке, и город Муром расположен на ее высоком левом берегу (ЭС 39: 216). Мы предполагаем, что племя мурома получило свое название по древнему городу, по месту, которое, само по себе могло быть названо уже до муромского периода.

Достаточно часто места по водным путям, особенно по рекам, названы в русском языке Гора, обычно с помощью какого-нибудь определения, а также Горка, Горки, Холм, Холмы и т. д. (см. РГН II: 429-451, 467-482; IX: 504-509). Так, например, в ярославских говорах словом горá обозначают ‘высокий берег реки’, ‘крутой или пологий склон в овраге’,‘возвышенность над низким местом, хотя бы ровная — равнина, т. е. тот же уступ’ (ЯОС 3: 96). Согласно Г. Я. Симиной (1980: 15), населенные пункты на высоком берегу реки Пинеги или ее притоков назваются гора. Так, в том же бывшем селе Карачарове, уже относящемся к самому городу Мурому, один из концов называется Горá.

Соответственно, высóтчина — это ‘люди, живущие на высоком берегу Волги’ (ЯОС 3: 57), а существительным гóрскиймогут быть названы ‘люди, живущие на горе’ (ЯОС 3: 101). Соответствующим образом жители Мурома, муромцы вполне ожидаемо могли быть названы ‘горными’. Интересный аналогичный случай на уровне этнонимии можно видеть в названии группы марийцев, заселяющей высокий правый берег Волги: в противопоставлении диалектной группе левого берега, названной луговые марийцы, эти носители юго-западных диалектов называются горными.

Литература:

Агеева Р. А. Страны и народы: происхождение названий. М., 1990.
АКР ВО. Археологическая карта России. Владимирская область. // Под редакцией Ю. А. Краснова. М., 1995.
Альквист = Ahlgvist, Arja. Ihmar’ja Kuhmar’. — Festschrift für Raija Bartens zum 25.10.1993. Mémoires de la Société Finno-ougrienne, 215. Helsinki, 1-19.
Альквист  = Ahlgvist, Arja. Merjalaiset — suurten järvien kansaa. Virittäjä, 24-55.
Барсов Н. П. Очерки русской исторической географии. География начальной летописи. Варшава, 1873.
Былины = Былины в записях и перессказах XVII-XVIII веков. Отв. ред. А. М. Астахова. М.-Л., 1960.
ВО = Владимирская область. Топографическая карта. Масштаб 1 : 2000 000. ВТУ ГШ, 1998.
ВРГ = Wörterbuch der russischen Gewässernsmen. (Zusammengestellit unter Leitung) von Max Vasmer, Band. I-V, Nachtrag. Berlin (- Wiesbaden)? 1961-1973.
Голубева Л. А. Поволжские финны. (Мурома) // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. Отв. ред. В. В. Седов. М., 81-92.
Грот Я. Н. Заметка о топографических названиях вообще // Журнал Министерства народного просвещения. Часть CXXXVI, 1867, ноябрь. С. 617-628.
Дубынин А. Ф. О племенной принадлежности населения северной окраины Муромской земли. — Советская Археология, 1966,  № 3. С. 67-79.
ИМ = Старостин Василий. Илья Муромец. Богатырские былины. М., 1967.
Киркинен = Kirkinen Heikki. Merjasta Mikkeliin. — Inkerin teillä. Kalevalaseuran vuosikirja, 69-70. Helsinki, стр. 242-265.
Кузнецов С. К. Русская историческая география. // Курс лекций, читанных в Московском Археологическом Институте в 1907-1908 г. Вып. I (меря, мещера, мурома, весь). М., 1910.
Лехтиранта = Kehtiranta, Juhani. Yhteissaamelainen sanasto. Mémoires de la Société Finno-ougrienne, 200. Helsinki.
Матвеев А. К., Стрельников С. М. Лексические параллели между диалектами белозерских и кильдинских саамов (по данным топонимии) // Этимологические исследования. Сборник научных трудов. Свердловск, 1988. С. 23-27.
Мельникова Е. А. Древнескандинавские географисекие сочинения //  Тексты, перевод, комментарий под ред. В. Л. Янина. М., 1986.
МО = Москва и Московская область. Топографическая карта. 1 : 200 000. Изд. 2-ое перераб. И доп. М., 1996.
НА = Nimiarkisto. Yleiskokoelmat. (Сохраняется в Kotimaisten kielten tutkimuskeskus / Nimiarkisto, Helsinki).
Нерознак В. П. Названия древнерусских городов. М., 1983.
Никонов В. А. Краткий топонимический словарь. М., 1966.
НО = Новгородская область. Топографическая карта. Масштаб 1 : 200 000. ВТУ ГШ, 1997.
ПВЛ = Лаврентьевская летопись. // Полное собрание русских летописей. Т. 1-й. М., 1997.
Попов А. И. Финноугорские языки и лексика русских говоров. — Studia Slavica Academiae Scientiarum Hungaricae.Tomus X. Budapest, 445-449.
Попов А. И. Географические названия. (Введение в топонимику). М.-Л., 1965.
Попов А. И. Названия народов СССР. Введение в этнонимику. Л., 1973.
Псков. О-35-XXIII. 1 : 200 000. ГУГК СССР [1991].
Равила = Ravila, Paavo. Merja und tscheremissen. — Anzeiger der Finnisch-Ugrischen Forschungen, XXVI, 1, 19-26.
РБС = Русский биографический словарь. Лабзина-Ляшенко. М., 1992. (Репр. 1862 г.).
РГН = Russisches Geogrphisches Namenbuch. Begründet von Max Vasmer. Herausgegeben von (Max Vasmer und) Herbert Bräuer. Band I -XI. Wiesbaden, 1964-1988.
РК = Республика Карелия. Топографическая карта. Масштаб 1 : 200 00. ВТУ ГШ, 1997.
РО = Рязанская область. Топографическая карта. Масштаб 1 : 200 000. ВТУ ГШ [1995].
Рут М. Э. Несколько замечаний о методике сбора и первичной обработки субстратной лексики и топонимии. // Методы топонимических исследований. Сборник научных трудов. Свердловск, 1983. С. 111-115.
Седов В. В. Введение // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. Отв. Ред. В. В. Седов. М., 1987. С. 5-10.
Семберг 1953 = Semberg, Lyyli. Muuramen pitäjän Muuramen kylän paikannimisto. 159 стр. (Сохраняется в Kotimaistenkielten tutkimuskeskus / Nimiarkisto, Helsinki).
Симина Г. Я. Географические названия (по материалам письменных памятников и современной топонимики Пинежья). Л., 1980.
Смирнов М. И. Историко-географическая (хорографическая) номенклатура Переславль-Залесского края. (Материалы для ее изучения) // Труды Переславль-Залесского Историко-Художественного и Краеведного Музея. XI вып. Переславль-Залесский, 1929.
Смолицкая Г. П. Гидронимия бассейна Оки. (Список рек и озер). М., 1976.
Соболевский А. К вопросу о прозвище былинного Ильи. // Этнографическое обзрение, № 3, 1890. С. 230-231.
СРНГ = Словарь русских народных говоров. Гл. ред. Ф. П. Филин (1-23), Ф. П. Сороколетов (24-31). Вып. 1-31. М.-Л. (СПб.), 1965-1997. [Изд. незакончено].
ССА = Suomen sanojen alkuperä. Etymologinen sanakirja. 1. Erkki Itkonen, Ulla-Maija Kulonen, 2. — Ulla-Maija Kulonen.Helsinki, 1992. [Изд. незакончено].
Тагунова В. И. Топонимия Муромской земли в народных преданиях и легендах // Ономастика Поволжья. 3. Материалы III конференции по ономастике Поволжья. Уфа, 1973. С. 353-356.
Третьяков П. Н. У истоков древнерусской народности. // Материалы и исследования по археологии СССР. Л., 1970. С. 179.
Фасмер 1935 = Vasmer, Max. Beiträge zur historischen Völkerkunde Osteuropas. III Merja und Tscheremissen. — Schriften zur slavischen Altertumskunde und Namenkunde. Herausgegeben von Herbert Bräuer. I Band. Berlin, 1971, 345-420.[Репр.]
Фасмер 1939 = Vasmer, Max. Beiträge zur slavischen Alterumskunde: XVI. Methodisches zum Merja-Problem. — Schiften zur slavischen Altertumskunde und Namenkunde. Herausgegeben von Herbert Bräuer. I Band. Berlin, 1971, 524-530. [Репр.]
Фасмер 1956 = Vasmer, Max. The Meaning of Russian River Names. Oxford Slavonic Papers, 6. — Schiften zur slavischen Altertumskunde und Namenkunde. Herausgegeben von Herbert Bräuer. II Band. Berlin, 1971, 765-775. [Репр.]
Хакулинен 1979 = Hakulinen, Lauri. Suomen kielen rakenne ja kehyts. Neljäs, korjaayu ja lisätty painos. Keuruu.
Харвилахти 1985 = Harvilahti, Lauri. Bylinat. Venäläistä kertomarunoutta. Tietolipas, 98. Pieksämäki.
Хведченя С. Б. = Русский богатырь Илья из града Мурома // Уваровские чтения-II. Муром, 21-23 апреля 1993 г. Муромский историко-хдожественный музейю — М., 1994. С. 143-146.
ЭС = Ф. А Брокгауз, И. А. Ефрон (изд.). Энциклопедический словарь. Том 1-81, доп. 1-4. Спб., 1890-1907.
ЭСРЯ = Фасмер, Макс. Этимологический словарь русского языка.  Перевод с немецкого и дополнения О. Н. Трубачева. Т. I-IV. М., 1964-1973.
Эуропеус 1968 = Europaeus, D. E. D. Tietoja suomalais-ungarilaisten kansain muinaisista olopaikoista. I Jasko. — Suomi, IIJasko. Helsinki, 1-190.
ЯО = Ярославская область. Общегеграфическая карта. Масштаб 1 : 200 000. М., 1993.
ЯОС = Ярославский областной словарь. Отв. науч. ред. Г. Г. Мельниченко. I — X . Ярославль, 1981-1991.

Ссылки:
1 Данная статья опубликована в сокращенном виде на английском языке под заглавием The Ethnonym Muroma в сборнике Finnisch-ugrische Sprachen in Kontakt. Vorträge des Symposiums aus 30-jahrigen Bestehens der Finnougristik an der Rijksuniversiteit Groningen, 21-23. November 1996 (Maastricht, 1996, стр. 47-54). Работа проделена при финансировании Академии Финляндии в 1996 г., оформеление на русском языке — с помощью Культурного Фонда Финляндии в 1998 г.
2 Отрывок из былины «Илья Муромец» (ИМ 1967: 44).

3 V обозначает любой гласный звук.
4 Для определения местоположения некоторых географических объектов, приведенных в тексте, использован ряд современных карт областей России. Они указаны в источниках только в том случае, если информация почерпнута из них нпосредственно (географические названия или состояние местности).

5 В дальнейшем уделяется немало внимания  финской и карельской топонимии как сравнительному материалу, что делается по причине ее лучшей собранности.

6 Семантически русское слово холм можно сравнить с соответствиями (по заимствованию) в германских языках с ообозначением ‘остров’ (см. ЭСРЯ IV: 255).

7 Если атрибут kukkula первоначально не восходит к саамскому источнику с совершенно иной семантикой, а именно *kükkë ‘длинный’ (см. Лехтиранта 1989: 58).

Л. А. Михайлова, В. Я. Чернышев

Facebook Comments

Комментарии:

Добавить комментарий

Автор: otvetmario.ru